1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

RSS
Глава 5. Начало осады. Первый штурм. Индекс материала Глава 5. Начало осады. Первый штурм. Страница 2 Страница 3 Страница 4 Страница 5 Все страницы Страница 1 из 5

Глава 5.   Начало осады. Первый штурм.

 

Турки выдвигались к Азову медленно, силы подводили с трех сторон – с крымской стороны Дона, с ногайской и - морем.

Вассальная зависимость предполагает службу на определенное время и даже в определенное время года. Поэтому власти Оттоманской Порты могли двинуть на Азов лишь войска из близлежащих областей империи, с побережья Черного и Азовского морей. Эвлия Челеби писал: «Мутесарриф Очаковского эйялета Коджа Гюрджу Кенан-паша и паша Румелии, (имея при себе) до 28 ливабеев, 40 тысяч буджакских татар, 40 тысяч молдавских и валашских всадников, 20 тысяч войска из сел Трансильвании и 80 тысяч быстрых как ветер крымских татар, выступили в поход и обложили крепость Азов». Как видим, основная масса войск была взята турками из Крыма, Молдавии и Трансильвании.

Кроме того, был двинут флот. «В падишахском флоте, где находились мы, - писал Челеби, - насчитывалось: 150 галер, калита и баштарда, 150 фыркат, 200 чаек и карамюселей. Всего 400 судов, а на них 40 тысяч полностью вооруженных моряков во главе с капуданом Сиявуш-пашой».

С Черноморского побережья Кавказа бейлербей Кафы Бекир-паша привел на соединение с этим флотом «до сорока тысяч отборного войска племен Черкесстана» и правителя Дагестана.

И позже подошли подкрепления из Анатолии – семь визиров, восемнадцать мирмиранов, семьдесят мирлива, 200 алайбеев, заимы и тимариоты, «которых вместе с их джебели было 47 тысяч человек».

Общая сумма перечисленных Челеби войск составляет 267 тысяч человек без моряков, с моряками переваливает за 300 тысяч. Число по тем временам почти нереальное.

Сами донцы в «Повести об Азовском осадном сидении» сообщают: «И всего с пашами людей было под Азовом и с крымским царем по спискам их браново ратного мужика, кроме вымышлеников немец и черных мужиков и охотников, 256000 человек».

Расхождения в исчислении боевого состава войск следующие – с крымским царем пришло крымских и ногайских татар, кроме охотников (добровольцев), 40 тысяч, «да с ним, царем, пришло горских князей и черкас ис Кабарды 10000».

Данные, представленные казаками, подтверждают в основном цифры, названные Челеби, и все равно не верится. Но, как считает Б.В. Лунин, «есть, однако, сведения, что цифра в 240 тысяч человек соответствовала данным турецкой раздаточной ведомости на жалование»[1].

Состав войска был, как теперь говорят, «интернациональный». Сам Челеби, как мы видим, называет буджакских и крымских татар, молдавских и валашских всадников, «племена Черкесстана» и Дагестана.

Поскольку воины Кавказа были скорее союзниками, чем вассалами Турции, и крымский хан после известных нам событий тоже претендовал на статус не вассала, но союзника, Челеби дал подробный перечень этих сил и «племен».

Он назвал «шегаке, жане, мамшуг, такаку, бузудук, болоткай, хатукай, бесней, кабартай, таустан от правителя Дагестана шамхала Султан-Махмуда». Современные исследователи видят за этими названиями натухайцев, бжедугов, темиргойцев с их князьями Болотоковыми, бесленейцев, кабардинцев Большой и Малой Кабарды и тюркоязычных кавказских горцев, которые называют себя «таулу».

Перечисляя войска крымского хана, Челеби назвал: улу-ногай, кечи-ногай, шейдяк-ногай, урмамбет-ногай, ширин, мансур, седжеут, манкыт, накшуван, дженишке, бат, ор, улан, бардак, от племен Арсланбека, Чобана, Деви, Навруза.

Улу-ногай и кечи-ногай это – Большие и Малые Ногаи, которых Челеби считал подданными крымского хана. Шейдяк-ногай и урмамбет-ногай это ногайцы, названные по имени их мурз, они тоже входили в Большой Ногай. Ширин, мансур, седжеут – знатные татарские роды. Манкыт – ногайский род, откочевавший в Крым еще в ХУ1 веке. Накшуван, дженишке, ор и бат – отряды, выделенные крымскими городами Нахичевань, Геническ, Перекоп, а также таты – христианское население Тат-Элийского санджака Кафинского эйялета. Видимо, это как раз и были те черные мужики, которых называют казаки, не включая в общий счет боевых сил. Их задача, как мы увидим, заключалась в другом.

«Улан» и «бардак» примерно значит – сыновья и подданные, те, кто носит тамгу «трезубец» - родовой герб Гиреев. Арсланбек, Чобан, Навруз – имена ногайских мурз Малого Ногая.

Донцы, которые и так прекрасно знали татарские, ногайские и черкесские роды, обратили внимание на другую составляющую турецкого войска - на отряды из Очаковского эйялета и из Трансильвании. «А было с пашами турскими людей ево под ними розных земель: первые турки, вторые крымцы, третьи греки, четвертые серби, пятые арапы, шестые мужары, седмые буданы, осмые башлаки, девятые арнауты, десятые волохи, первые на десять митьяня, второе на десять черкасы, третие на десять немцы». Кроме того, донцы назвали наемников, знающих осадное дело. «Да с ними же, пашами, было для промыслов над нами многие немецкие люди городоимцы, приступные и подкопные мудрые вымышленники многих государств: из Реш еллинских и Опанеи великия, Винеции великие и Стеколни и француски наршики, которые делать умеют всякие пристурные и подкопные мудрости и ядра огненные чиненые». И самое интересное – с пашами были «немецких два полковника, а с ними солдат 6000».

В расспросных речах очевидцев проскальзывают сведения о наличии в турецком войске «хохлов и запорожцев». Что ж, и такие искатели приключений могли появиться под стенами Азова. Но они, конечно же, тонули в крымско-ногайском море.

Все эти громкие сотни тысяч в большинстве своем при осаде города были бесполезны. Татар, ногайцев и черкесов «городоимцами» назвать трудно. Вряд ли полезли бы на стены молдавские и валашские всадники. И под Азов все они шли неохотно. Добычу сулит захват городов на чужой территории. А возвращение своего города из лап разбойников (именно так выглядела с точки зрения турецкого руководства эта операция) никакой добычи не обещает. Буджакские татары под Азовом, видимо, вообще не появлялись, а просто откочевали западнее своих стойбищ, чтобы прикрыть Крым со стороны нейтральной Польши от запорожцев, поведение которых было для татар непредсказуемо.

Угрозу для Азова представляли войска, привезенные из Анатолии, которые наверняка получили соответствующий боевой опыт под Багдадом, и 20 тысяч «из сел Трансильвании». Возможно, среди этих 20 тысяч и были 6 тысяч солдат во главе с немецкими полковниками. Вассальные Турции правители Молдавии, Валахии и Трансильвании (на севере трансильванские земли занимали значительную часть современной Венгрии, граничили с Польшей) имели наемные отряды по европейскому образцу и могли выслать их под Азов по приказу султана. Во всяком случае, Челеби каких-либо европейцев, которые были бы неподвластны Турции, в рядах войска не называет, а у казаков в «поэтической повести» есть оговорка, что эти 6 тысяч солдат были наняты из 4-х земель.

Большую угрозу представляли «иностранные советники» - специалисты по осадным работам. И рабочих рук для этих работ было предостаточно. Как писали донцы, у турок были «черные мужики» «поморские и кафимские», «которые на сей стороне моря собраны изо всей орды крымские и ногайские на загребение наше».  «Тех собрано людей на нас черных мужиков многие тысящи, и не бе числа им и писма». «Черными» в России (и на Дону) называли людей подневольных, платящих государству подати. То есть, турки согнали из Крыма и всего побережья податное население, которое, как мы знаем, состояло из греков и армян. Возможно, здесь были молдаване и часть купленного у татар полона.

Турецкое войско двигалось медленно. Челеби писал, что флот, подгоняемый «то мягким, то порывистым ветром», прошел Керченский пролив.  «Мы прошли этот пролив и при попутном ветре достигли гавани Балысыра. Бросив якорь, мы поставили корабли на прикол в этой гавани. Снаряжение, амуницию, боеприпасы, съестное, напитки и (разный) провиант погрузили на сандалы, фыркаты, чекелевы, зарбуны, тунбазы. Отсюда до крепости Азов – тридцать шесть миль. Однако, так как на пути от Балысыра до Азова глубина моря не более пяти аршин, до него такие суда, как галеры и чайки, пройти не могут, (для них) очень мелко». Гавань Балысыра, как писал Челеби, - место пустынное. «Однако наше многочисленное, как море, войско построило (здесь) из камыша и тростника склады и лавки, и оно стало походить на большой город. Место это служило пристанью для Азова».  Туда же, к гавани Балысара, подошел бейлербей Кафы Бекир-паша с 40 тысячным войском из черкесов и с 7000 повозок. На этих повозках впоследствии были отправлены под Азов сгруженные припасы.

Высадка в 36 милях от Азова и строительство здесь лагеря, походившего по размерам на город, не могли укрыться от внимания казаков. И морские и пешие отряды донцов, конечно же, наблюдали за всеми этими мероприятиями.

В это время с запада к Азову подходило войско крымского хана. Двигалось оно волнами. Первыми, как мы помним, еще в мае подходили к Дону выше Азова «утеклецы», бывшие азовские обитатели, бежавшие ранее в Крым. Еще один отряд, возможно, «сбродный», тогда же вошел в излучину Дона и стал забирать севернее, к русским украинным городам, стремясь перехватить казну и припасы, высланные на Дон из Москвы. Перед основными силами крымчаков в качестве авангарда шли ногайцы. Они же первыми появились под стенами города.

 

Когда началась осада Азова – вопрос спорный. Сами казаки называли две даты – 7 июня и 24 июня. Первую они назвали, когда приехала в Москву станица во главе с самим Наумом Васильевым уже после осады Азова. Дата эта сомнительна, поскольку еще 11 июня из Азова выходили люди и вывозили в Воронеж беглых пленников для дачи показаний о турецких и татарских планах.

Дату 24 июня назвали «по горячим следам» прискакавшие с вестями в Москву гонцы из Азова, которые, собственно, и сообщили, что осада началась.

Однако и это число вызывает ряд вопросов.
Предыдущая - Следующая >>
Тест-драйв Peugeot и Mitsubishi: ходовая лансер 9. Mitsubishi Lancer X. О казаках

Донская армия Предыстория Зарождение Атаман Краснов Бои донской армии Верхне-Донское восстание

2012 �стория Казачества. Все права защищены.

GO_TOP