1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

RSS
ВЕРХНЕ-ДОНСКОЕ ВОССТАНИЕ - Это противоречие – храбрость на поле боя и безволие в политике Индекс материала ВЕРХНЕ-ДОНСКОЕ ВОССТАНИЕ Новый Донской командарм генерал Сидорин Бой у хутора Петровского Белые заявляли Славный Георгиевский полк легендарного отряда народного героя генерала Гусельщикова Резерв, собираемый Деникиным В бою под Котлубанью НОВОЕ КОМАНДОВАНИЕ И ПОПЫТКИ ПЕРЕФОРМИРОВАНИЯ АРМИИ. Это противоречие – храбрость на поле боя и безволие в политике войсках с опозданием стали устанавливать новые приоритеты Главное командование армиями Антанты «Не покидайте Тихий Дон!» Во главе партизан был поставлен полковник Д.Л. Абраменков Формировалась дружина «семейным образом» Астраханский корпус и Саратовская отдельная бригада 48-й Луганский пеший полк Страница 17 ВОССТАНИЕ НА ВЕРХНЕМ ДОНУ. Страница 19 Страница 20 Страница 21 Страница 22 Страница 23 Страница 24 Страница 25 Страница 26 Страница 27 Страница 28 Страница 29 Страница 30 Страница 31 Страница 32 Страница 33 Страница 34 Страница 35 Страница 36 Страница 37 Страница 38 Страница 39 Страница 40 Страница 41 Страница 42 Страница 43 Страница 44 отери экспедиционных войск 8-й армии ВЕСЕННИЕ БОИ НА ДОНЦЕ И МАНЫЧЕ. Страница 47 Страница 48 Страница 49 Страница 50 Страница 51 Страница 52 Страница 53 Страница 54 Все страницы Страница 9 из 54

Это противоречие – храбрость на поле боя и безволие в политике – бросалось в глаза многим. И.А. Родионов, известный русский писатель, прошедший Ледовый поход и возглавлявший при Краснове донской официоз, написал в 1934 году в дневнике по поводу смерти Богаевского следующее: «Покойный генерал Д.П. Сазонов, однополчанин Богаевского, часто говаривал: «Я ненавижу и презираю Африкана за его политическую деятельность, но он храбр, как лев». Такое и на меня он произвел впечатление. В политике низок, а на поле чести безупречно храбр»[48]

6(19) февраля 1919 года прежнее командование армии – Денисов и Поляков – покинуло пределы области. Новым командующим стал генерал Владимир Ильич Сидорин (1882-1943), казак станицы Есауловской. Сидорин, так же как и Богаевский, закончид Донской кадетский корпус, но службу начал не в «консервативной» коннице, а в более «передовых» технических войсках. Он закончил Николаевское инженерное училище, участвовал в Русско-японской войне, служил в саперном батальоне, в железнодорожном батальоне, закончил Николаевскую военную академию, получил летную подготовку в Офицерской воздушной школе. Во время Мировой войны он служил на штабных должностях, дослужился до начальника штаба дивизии. В начале гражданской войны он сражался с большевиками вместе с Калединым, Поповым, боролся в качестве оппозиционера с Красновым. Во главе Донской армии он был поставлен Деникиным, скорее всего, как оппозиция Краснову, поскольку до этого на командных должностях себя не зарекомендовал. И при Каледине, и при Попове он был на штабных должностях и более всего отличился как начальник штаба отряда в полторы тысячи бойцов.

Современники-кавалеристы, которыми изобиловала Донская армия, считали Сидорина очень плохим начальником, «ибо искусство управления достигается не столько наукой, сколько трудами и опытом. Какой же опыт мог быть у генерала Сидорина, ставленника левого крыла Донского Войскового Круга, офицера, хотя и Генерального Штаба, но никогда не служившего в коннице, весь строевой опыт которого ограничивался командованием саперной ротой?» - вопрошал генерал Голубинцев[49].

Однако генерал Врангель, знавший Сидорина еще по академии, считал, что «Сидорин был весьма неглупый, способный и знающий офицер. Как командующий армией он был вполне на высоте положения»[50].

Критически относившийся к донскому командованию бывший донской прокурор И.Калинин писал, что Сидорин был доступен, любезен, обходителен. «В нем совершенно отсутствовала кровожадность Покровского и грабительские замашки Шкуро». Он «искренне ненавидел старый режим и не стеснялся высказывать это вслух». С другой стороны «он отличался необузданной широтой размаха, не зная препон своим желаниям, и только в силу своей воспитанности избегал крайних проявлений своего нрава. В отношении своеволия он вполне роднился с феодалами того времени, Слащевым, Покровским, Шкуро… По договору, заключенному еще генералом Красновым с Деникиным, Донская армия только в оперативном отношении подчинялась Главнокомандующему Вооруженными Силами Юга России, во всех же прочих отношениях донской командарм считался только с донской властью. Подобное двойное подчинение давало Сидорину основание игнорировать распоряжения и Ставки, и донского правительства. Он чувствовал себя маленьким царьком и почти не считался с атаманом Богаевским». Иностранцы тоже подметили это: «могущественный Сидорин делал все, что хотел, и советовался с более беззаботным Богаевским, когда ему это было удобно – что случалось не так часто»[51]. Сидорин был энергичен, честолюбив, но умел ладить с Кругом. «Среди казачьей массы командарм был довольно популярен». Если Денисова обвиняли в том, что он ни разу не показался на фронте, то Сидорин бывал там часто[52].

Наиболее удачно подобранной фигурой в донской военной иерархии был начальник штаба армии генерал-лейтенант Анатолий Киприанович Кельчевский (1869-1923). Он не был казаком, но из всех военных деятелей Донской армии имел наибольший командный и штабной опыт. Во время Мировой войны он был генерал квартирмейстером 9-й армии, а затем командовал этой армией. Краснов считал Кельчевского «несомненно талантливым человеком»[53].

Остальные командные должности остались за старыми их исполнителями. Тем не менее, С.В. Денисов считал, что «новые власти» «старательно губили» все, что создали для Дона и Донской армии их предшественники, и выдвигал конкретные обвинения: «Вот факты: 1) В средних числах февраля месяца 1919 года исчезает из штаба целое объемистое дело с документами, относящимися к тому прошлому периоду, когда представители новой власти себя замарали. 2) Исчезает из кабинета бывшего Командующего армией огромный сшив подлинных аттестаций на лиц командного состава и только потому, что форма этого сшива не позволяла вырвать желаемые листы…»[54].

Были сняты лишь наиболее одиозные фигуры. 28 марта (10 апреля) по приказанию командарма был арестован полковник р. Лазарев, его карательный отряд был передан войсковому старшине Кашоеву.

Поневоле слег в госпиталь Гусельщиков. Его любимый Гундоровский полк был отдан под командование полковнику В.В. Фолометову  и в боях под Усть-Белокалитвенской понес большие потери, так что его пришлось свести в батальон. Контуженный Гусельщиков обозвал Фолометова трусом, в ответ на это Фолометов выстрелил Гусельщикову в грудь из револьвера и сам был арестован 19 марта (1 апреля). Такая вот первоапрельская шутка.
<< Предыдущая - Следующая >>
Квартиры от застройщика - куплю квартиру в новостройке в Подмосковье. . входные двери О казаках

Донская армия Предыстория Зарождение Атаман Краснов Бои донской армии Верхне-Донское восстание

2012 История Казачества. Все права защищены.

GO_TOP