1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

RSS
Ермак - до тридцатых годов ХVІ Индекс материала Ермак Донские степи, или „Поле Колыбель казачества. Страница 4 Страница 5 Движение казачества Страница 7 Страница 8 Страница 9 до тридцатых годов ХVІ Страница 11 Страница 12 Рязанский митрополит Стефан Новгородские повольники и волжские казаки Донской атаман Ермак Казачество в половине ХVІ Страница 17 Покорение Сибири Страница 19 Страница 20 Страница 21 Страница 22 Страница 23 Страница 24 Смерть Ермака Смерть Ермака (Стихотворение К.Ф.Рылеева) Все страницы Страница 10 из 26

Вот где скоплялась до тридцатых годов ХVІ в. та грозная и мстительная сила казачества, которая вскоре явилась на берега родного ей Дона и сделалась такою страшною для всего мусульманского мира. Открывшееся перед этим (1492 г.) в литовско-русских областях гонение на православие, окончательно оттолкнуло северское и азовское казачество от Литвы и оно, усиленное днепровскими черкесами, стало медленно, но грозно, подвигаться вниз по Донцу, где в лесистых и мало доступных оврагах и балках, впадающих в эту реку, оно всегда могло укрыться от внезапного нападения татарских полчищ. Дорога эта издавна была известна северскому украинному казачеству, по которой оно не раз с дозором спускалось до Большого Дона и в особо важных стратегических пунктах клало свои доездные памяти. Из урочищ, расположенных на этом пути, в книге Большого Чертежа отмечены следующие: Митякин колодезь, Вишневецкий колодезь, Дядин колодезь, Хорошие горы, Лихой колодезь, Гребенные горы, по правой стороне Донца, против устьев Белой-Калитвы, и Сокольи горы, с левой стороны до устья р. Быстрой. Между устьями Лихого колодезя (р. Лихая) и Гребенными горами, через Донец был татарский перевоз на Русь, который особенно и сторожили белгородские станичники.

Движение это сильно беспокоило турок и крымцев и они при частых тогда сношениях с Москвою всегда упрекали великих князей в тайном покровительстве казачеству и, надо полагать, не без основания, так как о действиях казаков Москва была хорошо осведомлена.

Вслед за азовскими и белгородскими казаками на Дон двинулись и другие казачьи общины. „Ныне, государь, казаков на Поле много, и Черкасов и Киян и твоих государевых, вышли, государь, на Поле из всех украин, доносил путивльский воевода, князь Троекуров Иоанну ІV в 1546 году 31). И действительно, вскоре после этого на Дону началась та страшная религиозная эпопея, потрясшая все мусульманские народы от средней и нижней Волги до Бахчисарая и даже до Царьграда. Донское казачество, утвердившись на своих древних пепелищах, где еще были видны развалины его древних городов, Саркела, Ахаза и др. 32), и видимо двигаемое тайными политическими пружинами Московского Самодержца, объявило вечную борьбу не на жизнь, а на смерть всему мусульманскому миру. Первые почувствовали это ногайцы. С тревогой в 1549 году князь Юсуф шлет к царю Иоанну гонца с грамотой, жалуясь на казаков, стоящих на Дону, называя их севрюками: „ваши казаки севрюки, которые на Дону стоят, пришли на них... иикуны их взяли”... (ногайских гостей). Во второй грамоте, вскоре после первой, пишет: „которые на Дону стоят русь наших гостей... забирают”... далее: „холопи твои, нехто Сарыазман словет, на Дону в трех и в четырех местах городы поделали”... На этой же грамоте Юсуф прибавил: „твои люди, Сарыазманом зовут, наших послов и гостей разбивают и грабят” 33). Как мог ответить на это мудрый, тонкий в политике царь Иоанн, озабоченный приготовлениями ко взятию Казани и склонявший в союз с собой очень сильного в то время ногайского князя. „Те холопи наши Сарыазман и в нашей земле много лихо сделали и убежали на Поле. Мы послали их добывать, а вы б от себя велели их добывати-ж.”... отписывался Иоанн. Неужели же не поняли наши историки этой хитрой отписи, языка политики, Московского государя и почти все единогласно, без проверки данных, голословно, произвели казачество от беглых из разных мест Московского и Литовского государств? Это непростительная историческая ошибка. Были ли когда примеры, чтобы беглые преступники могли составить из себя сильную, славолюбивою, религиозно-идейную общину, целый народ, как казачество, отстоявшее для России весь юг, покорившее Сибирь, проникшее на Амур за 200 лет до его присоединения, открывшее Берингов пролив за 100 лет до Беринга (казак Дежнев) и твердо ставшее на отнятых у татар и турок землях по Дону, Тереку, Уралу, Иртышу, Амуру, даже и в Камчатке, сохраняя свои особенные, мало понятные историками, нравы, обычаи, образ жизни, религиозные воззрения и своеобразное устройство? Сделали ли что подобное прославленные западом алжирские пираты и итальянские бандиты, существовавшие, как известно, более тысячи лет? Нет, не разбойничьей шайкой являлось казачество в половине ХVІ столетия на берега родного ему Дона, а страшным мстителем за свою разоренную родину, поруганную православную веру, честь, свободу. Оно, объятое какою то фанатическою страстью,

как древние крестоносцы, соединенными силами, черкасы, азовцы, севрюки, белгородцы и другие, в 1550 году напирает на Азов, разоряет Крым, в 1552 году идет биться под стены Казани, в 1554 году под предводительством своих атаманов Павлова и Ляпуна громит Астрахань и намечает границы Российской державы по берегам Азовского и Каспийского морей, по предгорьям Кавказа, по р.р. Иртышу и Оби и далее в глубь сибирских пустынь.


<< Предыдущая - Следующая >>
http://tbletka.ru . бокс на крышу авто О казаках Донская армия Предыстория Зарождение Атаман Краснов Бои донской армии Верхне-Донское восстание

2011 История Казачества. Все права защищены.

GO_TOP